четверг, 27 декабря 2012 г.

Ночевала тучка золотая
На груди утеса-великана;
Утром в путь она умчалась рано,
По лазури весело играя; 

Но остался влажный след в морщине
Старого утеса. Одиноко
Он стоит, задумался глубоко
И тихонько плачет он в пустыне.

воскресенье, 9 сентября 2012 г.

Политические и экономические проблемы не стоят того, чтобы быть центром внимания в обществе духовно одаренных людей, такое расточительство использование духа, в сущности, хуже, чем когда этого духа вообще нет.
Ницше

четверг, 30 августа 2012 г.

Джон Фаулз. Аристос.

"Редкие браки обходятся без взаимной неприязни и ссор с самого начала. Конечно, можно написать музыку, где каждый интервал будет совершенно равен кварте. Но совершенной музыка от этого не станет. Большинство состоящих в браке осознают этот парадокс: страсть сводит страсть на нет, подобно тому как прикосновение Мидаса сводит на нет обладание."

"Гуманист - это тот, кто способен увидеть хорошее с своих врагах, увидеть хорошее в их философиях; он видит хорошее в своих врагах, ибо не может допустить, что они откровенно злы, и он видит хорошее в их философиях, ибо ни одна философия не может быть совершенно лишена здравого смысла и человечности."

"Самое худшее - это монетизация наслаждения, неспособность воспринимать наслаждение иначе, как что-то прямо или косвенно связанное с получением денег или их тратой. В этой невидимой патине на предмете, а вовсе не в его реальной истинной красоте, теперь и заключается его ценность."

"И наконец, это образование покончит с последними остатками детской веры в загробную жизнь, из-за которой, словно вода сквозь пальцы, утекает наша реальная жизнь. Если смерть абсолютна, то и жизнь абсолютна; жизнь священна; доброта к другой жизни абсолютно необходима; "сегодня" важнее, чем "завтра"; день побеждает ночь. Действовать - это значит сейчас, это значит жить; смерть - это значит никогда, смерть не способна действовать."

"Я чувствую, что основных социально-политических обязательств у меня три. Первое: быть атеистом. Второе - не принадлежать ни к одной из политических партий. Третье - не принадлежать к каким бы то ни было блокам, организациям, группам, кликам или школам. Первое - потому, что даже если есть Бог, человечеству безопаснее вести себя так, будто Его нет; а второе и третье - потому что свобода личности в опасности."

Эрих Фромм.Искусство любить.

"Для людей с установкой на плодотворную деятельность "давать" означает совсем другое. Давать - это наивысшее проявление могущества. Когда я отдаю, я ощущаю свою силу, свою власть, свое богатство. И это переживание моей огромной жизненной силы и моего могущества наполняет меня радостью. Меня переполняет ощущение жизни, ощущение силы, переливающейся через края, и от этого мне радостно. Отдавать много радостнее, чем получать, -не потому, что это лишнее, а потому, что, отдавая, я ощущаю, что живу."

"Любят то, над чем трудятся, и трудятся над тем, что любят."

"В наше время ответственность часто отождествляется с обязанностью, с чем-то навязанным извне. Но ответственность в настоящем смысле этого слова - полностью добровольный акт; это мой ответ на нужды другого, выраженные или невыраженные. Быть "ответственным" - значит быть способным и готовым "ответить"... Тот, кто любит, отвечает."

"То своего рода "разделение труда", как называет это Вильям Джеймс, когда человек любит членов своей семьи, но не испытывает никаких чувств к "посторонним", - признак принципиальной неспособности любить. Любовь к человеку - не абстракция, не отвлеченное чувство, которое, как часто думают, следует за любовью к конкретному человеку, но предпосылка последней, хотя в процессе эволюции она развилась из любви к конкретным индивидуумам.
Отсюда следует, что мое собственное "Я" должно быть таким же объектом моей любви, как и другой человек. Утверждение своей собственной жизни, своего счастья, развития, свободы основано на способности любить, то есть на заботе, уважении, ответственности и знании. Если индивид способен на плодотворную любовь, он любит также и себя; если он способен любить только других, он не способен любить вообще."

"Эгоизм и любовь к себе отнюдь не равнозначны; более того - они противоположны. Эгоист любит себя скорее слишком мало, чем слишком много; в действительности он себя ненавидит. Этот недостаток заинтересованности в себе самом и заботы о себе, который есть лишь одно из проявлений неплодотворности личности, опустошает и фрустрирует его. Он неизбежно несчастен и лихорадочно стремится урвать от жизни те блага, доступ к которым сам себе закрывает. Кажется он заботится о себе слишком много, но на сама деле он всего лишь делает неудачные попытки восполнить недостаток заботы о своем подлинном "Я". Фрейд считает, что эгоист склонен к нарциссизму; он как бы отобрал у других свою любовь и направил ее всю на свою собственную личность. Верно, что эгоист не способен любить других, но он не способен также любить и себя.
Разобраться в сущности эгоизма будет легче, если сравнить его с чрезмерным беспокойством за других, проявляющимся, скажем, у не в меру заботливой матери. На сознательном уровне она твердо уверена, что чрезвычайно заинтересована в своем ребенке, на самом же деле она испытывает к объекту своей озабоченности глубоко подавленную враждебность. Она озабочена сверх меры не потому, что слишком любит ребенка, а потому, что не любит вовсе и вынуждена это компенсировать."

"Наиболее яркий пример такой эволюции дает библейский рассказ о явлении Бога Моисею. Когда Моисей говорит ему, что евреи не поверят, что Бог послал его, пока он не назовет им имени Бога (как могли бы идолопоклонники постичь безымянного Бога, когда сама сущность идола состоит в том, что у него есть имя?), Бог делает уступку. Он говорит Моисею, что его имя - "Я становлюсь тем, чем я становлюсь" (Исх. 3:14). Это "становлюсь" означает, что Бог не является "существом", не является личностью. Наиболее адекватный перевод этой фразы был бы такой: скажи им, что "мое имя безымянно". Запрещение создавать какие бы то ни было изображения Бога, произносить его имя всуе, а со временем и вообще произносить его имя служат той же самой цели - освободить человека от мысли, что Бог есть отец, что он - личность. В последующем развитии теологии эта мысль находит продолжение в том принципе, что Богу нельзя даже приписать никаких положительных атрибутов. Сказать о Боге, что он мудр, силен, добр, снова означало бы, что он - личность; самое большее, что я могу, - это сказать, чем Бог не является, найти отрицательные атрибуты: установить, что он не имеет границ, не недобр, не несправедлив. Чем больше я знаю о том, какими качествами Бог не обладает, тем больше я познаю Бога.
Последовательное развитие идеи монотеизма может привести лишь к одному выводу: не упоминать имени Бога вообще, не говорить о Боге. Тогда Бог становится таким, каким он потенциально является в монотеистической теологии: безымянным, единственным, невыразимым, соотносящимся с единством, лежащим в основе универсума, основой всего сущего; Бог становится истиной, любовью, справедливостью. Бог - это я, поскольку я человек."

"Это иллюзия, что любовь непременно исключает конфликты. Подобно тому как люди привыкли думать, что при любых обстоятельствах нужно избегать боли и печали, они думают, что любовь предполагает отсутствие всяких конфликтов. И они находят убедительные основания для такой идеи в том, что конфликты, происходящие вокруг них, являются, по-видимому, губительными столкновениями, не приносящими ничего хорошего ни одному из участников. Но причина этого заключается в том, что "конфликты" большинства людей - это в действительности лишь попытки избежать настоящих конфликтов. Это всего лишь разногласия по незначительным или неглубоким вопросам, которые не могу по самой своей природе выяснится или разрешиться. Настоящие конфликты между двумя людьми, не служащие средством спрятаться или "проецировать", переживаемые на глубоком уровне внутренней действительности, к которой они и принадлежат, не оказывают пагубного воздействия. Они ведут к ясности, порождают катарсис, обогащая людей знаниями и силой."

"Едва ли нужно доказывать, что сосредоточенность совершенно необходима для овладения любым искусством. Это знает всякий, кто когда-либо пытался овладеть каким-либо искусством. Однако сосредоточенность встречается у нас еще реже, чем самодисциплина. Напротив, наша культура ведет к такому несосредоточенному и рассеянному образу жизни, который едва ли встречался когда-либо раньше. Вы одновременно делаете много дел - читаете, слушаете радио, разговариваете, курите, едите, пьете. Вы - потребитель с открытым ртом, жаждущий и готовый поглощать что угодно - картины, напитки, знания. Этот недостаток сосредоточенности ярко проявляется в том, что трудно оставаться наедине с самим собой. Большинство людей совершенно не в состоянии сидеть спокойно и при этом не разговаривать, не курить, не читать, не пить. Они нервничают, суетятся, им нужно что-то делать ртом или руками."

"Современный человек считает, что он нечто теряет - время, - когда не делает что-то быстро; но он не знает, что делать со временем, которое он сэкономил, - кроме как его убить."

"В самом деле, уметь сосредоточится - значит уметь быть наедине с самим собой - и именно без этого не может быть умения любить. Если я привязан к другому человеку лишь потому, что сам не могу твердо стоять на ногах, он или она может меня спасти, но наши отношения не будут отношениями любви. Умение быть одному является условием способности любить."

"Любовь - это акт веры, и кто слабо верит, тот слабо любит."

Отличный шоколадный кекс, очень сытный

Ингредиенты
Порций1
  • 4 ст.л. муки
  • 2 ст.л. какао
  • 2 ст.л. сахара
  • 1 яйцо
  • 3 ст.л. молока
  • 3 ст.л. растительного масла
  • 1/4 ч.л. ванили
  • 1 ст.л. шоколада (мелко нарубленного) - по желанию
  • 1 большая кружка (не железная)

  • Способ приготовления Подготовка: 2 минПриготовление: 3 мин

среда, 8 августа 2012 г.

Ночь.

Ночь она такая, но Баккарди невкусное в чистом виде. Ем, наслаждаюсь - весь день сплошной праздник. За праздники приходится расплачиваться. Посмотрим, чего мне будет стоить этот.


День.

Майонезное печенье,песочное. Быстро, просто, вкусно. Отличное занятие,чтобы занять свое время. + Кофе. Создаю красоту мгновений как могу. Пытаюсь влюбиться в жизнь хоть на пару минут.





пятница, 6 июля 2012 г.

Война уродлива всегда. Она отбирает все и у всех. Нет проигравших и победивших. Обречены все.

Настала очередь Антуана де Сент-Экзюпери

Планета Людей
"Как она достигается, эта внутренняя свобода? Да, конечно, человек полон противоречий. Иному дается верный кусок хлеба, чтобы ничто не мешало ему творить, а он погружается в сон, завоеватель, одержав победу, становится малодушен; щедрого богатство обращает в скрягу. Что толку в политических учениях, которые сулят расцвет человека, если мы не знаем заранее, какого же человека они вырастят? Кого породит их торжество? Мы ведь не скот, который надо откармливать, и когда появляется один бедняк Паскаль, это несравненно важнее, чем рождение десятка благополучных ничтожеств.
Мы не умеем предвидеть самое главное. Кого из нас не обжигала жарче всего неожиданная радость среди несчастий? Ее не забыть, о ней тоскуешь так, что готов пожалеть и о несчастьях, если только с ними пришла та жаркая нечаянная радость. Всем нам случалось, встретив товарищей, с упоением вспоминать о самых тяжких испытаниях, которые мы пережили вместе.
Что же мы знаем? Только то,что в каких-то неведомых условиях пробуждаются все силы души? В чем же истина человека?
Истина не лежит на поверхности. Если на этой почве, а не на какой-либо другой апельсиновые деревья пускают крепкие корни и приносят щедрые плоды, значит, для апельсиновых деревьев эта почва и есть истина. Если именно эта религия, эта культура, эта мера вещей, эта форма деятельности, а не какая-либо иная дают человеку ощущение душевной полноты, могущество, которого он в себе и не подозревал, значит именно эта мера вещей, эта культура, эта форма деятельности и есть истина человека. А здравый смысл? Его дело - объяснять жизнь, пусть выкручивается как угодно."

Военный летчик
"Ни при каких обстоятельствах в человеке не может проснуться кто-то другой, о ком он прежде ничего не подозревал. Жить - значит медленно рождаться. Это было бы чересчур легко - брать уже готовые души!
Порою кажется, что внезапное озарение может совершенно перевернуть человеческую судьбу. Но озарение означает лишь то, что Духу внезапно открылся медленно подготовлявшийся путь."

"Жить тоже нелегко. Человек - всего лишь узел отношений, а мои связи, оказывается немного стоят."

"Человек не умирает. Он воображает, будто боится смерти, но боится он неожиданности, взрыва, боится самого себя. Страх смерти? Нет. Когда встречаешься со смертью, ее уже не существует. Брат сказал мне:"Не забудь записать все это.." Когда разрушается тело, становится очевидным главное. Человек - всего лишь узел отношений. И только отношения важны для человека."

"И я живу не ожиданием смерти в каждую ближайшую секунду: я живу воскресением, наступающим сразу вслед за секундой предшествующей. Я живу в какой-то струе радости. В непрерывном потоке ликования. И вдруг мне становится удивительно хорошо. Словно в каждую секунду мне вновь даруется жизнь. Словно с каждой секундой я ощущаю ее все полнее. Я живу. Я жив. Я еще жив. Я все еще жив. Я превратился в источник жизни. Меня охватывает опьянение жизнью! О, знают ли те, кто стреляет в нас снизу, знают ли они, что они нас выковывают?"

"Ни разум, ни интеллект не обладают творческой силой. Если у скульптора есть знания и интеллект, его руки еще не становятся гениальными.
Мы слишком долго обманывались относительно роли интеллекта. Мы пренебрегали сущностью человека. Мы полагали, что хитрые махинации низких душ могут содействовать торжеству благородного дела, что ловкий эгоизм может подвигнуть на самопожертвование, что черствость сердца и пустая болтовня могут основать братство и любовь. Мы пренебрегали Сущностью. Зерно кедра так или иначе превратится в кедр. Зерно терновника превратится в терновник. Отныне я отказываюсь судить людей по доводам, оправдывающим их решения. Слишком легко ошибиться в правдивости слов, равно как и в истинной цели поступков. Человек направляется к своему дому: я не знаю, что он несет туда - ссору или любовь. Я должен спросить себя:"Что это за человек?" Только тогда мне станет ясно, к чему он тяготеет и куда идет. Каждый в конце концов приходит к тому, к чему он тяготеет."

"Раз я неотделим от своих, я никогда от них не отрекусь, что бы они не сделали. Я никогда не стану обвинять их перед посторонними. Если я смогу взять их под защиту, я буду их защищать. Если они покроют меня позором, я затаю этот позор в своем сердце и промолчу. Что бы я тогда не думал о них, я никогда не выступлю свидетелем обвинения. Муж не станет ходить из дома в дом и сообщать соседям, что жена его потаскуха. Таким способом он не спасет своей чести. Потому что жена его неотделима от его дома. Позоря ее, себя от не облагородит. И, только вернувшись домой, он вправе дать выход своему гневу.
Вот почему я не снимаю с себя ответственности за поражение, из-за которого не раз буду чувствовать себя униженным. Я неотделим от Франции. Франция воспитала Ренуаров, Паскалей, Пастеров, Гийоме, Ошедэ. Она воспитала также тупиц, политиканов и жуликов. Но мне кажется слишком удобным провозглашать свою солидарность с одними и отрицать всякое родство с другими.
Поражение раскалывает. Поражение разрушает построенное единство. Нам это угрожает смертью: я не буду способствовать такому расколу, сваливая ответственность за разгром на тех из моих соотечественников, которые думают иначе, чем я. Подобные споры без судей ни к чему не ведут. Мы все были побеждены. Я был побежден. Ошедэ был побежден...
Чтобы быть, нужно сначала принять на себя ответственность. Всего несколько часов тому назад я был слеп. Мне было горько. Но теперь я сужу более трезво. Я отказываюсь винить других французов, раз я чувствую себя неотделимым от Франции, и я не понимаю, как Франция может обвинять остальной мир. Каждый несет ответственность за всех."

среда, 30 мая 2012 г.

***

Чем люди занимаются? Особенно в свое свободное время. А когда это свободное время растягивается до нескольких недель. Чем я спрашиваю?
Я сижу и готовлюсь к экзаменам. Это нудное и монотонное занятие, мне надоедает запихивать информацию в голову и я отвлекаюсь, чтобы поесть\посмотреть кино\послушать музыку\посидеть в соц.сетях, а потом заново. Через три таких оборота мне надоедает. Надоедает учить,есть,слушать,смотреть,сидеть. Мне надоедает. Мне адски скучно, но при этом моя голова, глаза, уши вымотаны, меня тошнить от информации, звука, картинок. И чем мне заниматься?
Да, я сижу и смотрю. Куда-нибудь туда, и думаю. Обо всем. И это вводит в депрессию.
Чем заниматься?

Амадей.

Очередной арт-хаус. Плюбился с первого взгляда. Красиво. Реквием

1. INTROITUS
Requiem aeternam dona eis, Domine,
Et lux perpetua luceat eis.
Te decet hymnus, Deus, in Sion,
Et tibi reddetur votum in Jerusalem;
Exaudi orationem meam,
Ad te omnis caro veniet.

Requiem aeternam dona eis, Domine,
Et lux perpetua luceat eis.

2. KYRIE
Kyrie eleison. Christe eleison,
Kyrie eleison.

3. SEQUENTIA
Dies irae
Dies irae, dies illa
Solvet saeclum in favilla,
Teste David cum Sibylla.

Quantus tremor est futurus,
Quando judex est venturus,
Cuncta stricte discussurus.

4. Tuba mirum
Tuba mirum spargens sonum
Per sepulcra regionum,
Coget omnes ante thronum.

Mors stupebit et natura,
Cum resurget creatura,
 Judicanti responsura.

Liber scriptus proferetur,
In quo totum continetur,
Unde mundus judicetur.

Judex ergo cum sedebit,
Quidquid latet apparebit,
Nil inultum remanebit.

Quid sum miser tunc dicturus?
quem patronum rogaturus,
cum vix justus sit securus?

5. Rex tremendae
Rex tremendae majestatis,
Qui salvandos salvas gratis,
Salva me, fons pietatis.

6. Recordare
Recordare, Jesu pie,
Quod sum causa tuae viae,
Ne me perdas illa die.

Quaerens me sedisti lassus,
Redemisti crucem passus;
Tantus labor non sit cassus.

Juste judex ultionis,
Donum fac remissionis
 Ante diem rationis.

Ingemisco tanquam reus,
Culpa rubet vultus meus;
Supplicanti parce, Deus.

Qui Mariam absolvisti,
Et latronem exaudisti,
Mihi quoque spem dedisti.

Preces meae non sum dignae,
Sed tu, bonus, fac benigne,
Ne perenni cremer igne.

Inter oves locum praesta,
Et ab haedis me sequestra,
Statuens in parte dextra.

7. Confutatis
Confutatis maledictis,
Flammis acribus addictis,
Voca me cum benedictis.

Oro supplex et acclinis,
Cor contritum quasi cinis,
Gere curam mei finis.

8. Lacrimosa
Lacrimosa dies illa,
Qua resurget ex favilla
 Judicandus homo reus.

Huic ergo parce, Deus,
Pie Jesu Domine,
 Dona eis requiem. Amen.

9. OFFERTORIUM
Domine Jesu Christe
Domine Jesu Christe, Rex gloriae,
Libera animas omnium fidelium defunctorum
De poenis inferni et de profundo lacu.
Libera eas de ore leonis,
Ne absorbeat eas tartarus,
Ne cadant in obscurum:
Sed signifer sanctus Michael
Repraesentet eas in lucem sanctam,
Quam olim Abrahae promisisti,
Et semini ejus.

 10. Hostias
Hostias et preces tibi, Domine,
Laudis offerimus.
Tu suscipe pro animabus illis,
Quarum hodie memoriam facimus:
Fac eas, Domine,
De morte transire ad vitam,
Quam olim Abrahae promisisti,
Et semini ejus.

11. SANCTUS
Sanctus, Sanctus, Sanctus,
Dominus Deus Sabaoth!
Pleni sunt caeli et terra gloria tua.
Hosanna in excelsis.

12. BENEDICTUS
Benedictus, qui venit in nomine Domini.
Hosanna in excelsis.

13. AGNUS DEI
Agnus Dei, qui tollis peccata mundi,
Dona eis requiem.
Agnus Dei, qui tollis peccata mundi,
Dona eis requiem sempiternam.

14. COMMUNIO
Lux aeterna
Lux aeterna luceat eis, Domine,
Cum sanctis tuis in aeternum, quia pius es.
Requiem aeternam dona eis, Domine,
Et lux perpetua luceat eis.

среда, 23 мая 2012 г.

Что-то занесло.

Вот я сижу в новой квартире и не знаю, куда приткнуться. Как только кончилась эйфория от множества благоустройственных дел, ежедневная серость нахлынула с новой силой. Только теперь нет даже родного угла, где можно было бы сесть и тихонько почитать,посидеть,подумать. Да все что угодно!.. Но нет доверия новой обстановке, нельзя ей пока доверять свои переживания. А если никому их не поверять, то так и взорваться можно, ей-богу.
Еще хотела сказать, что ненавижу бюрократию. Наверное из-за нее люди и становятся такими озлобленными и жестокими. Вспоминается Кафка "Процесс". Люди избегайте бюрократии во всех ее проявлениях, а если встреча неизбежна,то не впускайте ее в свою душу! Это яд, он убивает. Хотя так можно сказать про что угодно. Когда есть интернет, можно найти доказательства в оправдание чего хочешь. Так что бюрократический аппарат просто стал козлом отпущения моего плохого настроения.
Зато здесь красивый вид из окна. На небо. Небо в последнее время все время чистое, голубое. Но если смотреть шире, то индустриальный полубомжовый ландшафт не радует. Странное сочетание: большой нестарый дом возвышается над пятиэтажками и деревянными домиками. Как так вышло,что архитектор нашего города уже покоится с миром? Что его заменили непонятно кем-чем? Что новые дома строят как попало друг на друге? По какому принципу выбирают места?
Ах, просто мне хочется что-нибудь или кого-нибудь поругать. Кто-то же должен быть виноватым. Хотя, конечно, известное дело, что никто никогда не виноват.
Хочется взмыть ввысь по-дальше и улететь. Не хватает страсти, огня, пыла!.. Я говорю не о чувствах между людьми,а о пожирающем желании творить, создавать. Например, как Моцарт. Вот это была бы жизнь! Это чувство помогает забыть о приземленных проблемах. Да,я знаю, каково это, но в последнее время эта жилка во мне все усыхает и отмирает. Интересно, что на нее так влияет? Разочарование. Сидела думала-думала, но больше ничего не придумала. Разочарование, такое чувство неприятное, прямо как когда у тебя что-то отбирают, а мы все по природе своей собственники и упрямцы!..
Что-то занесло.

воскресенье, 1 апреля 2012 г.

А у Дарта Вейдера был анальный характер


Анальный Характер
(от лат. anus - задний проход) - теоретический конструкт генетической концепции З. Фрейда - . Тип личности, которая в своем развитии зафиксировалось на анальной стадии психосексуального развития. Виды:    -  анально - удерживающий тип характеризуется скупостью, упрямством, запасливостью;    -  анально - агрессивный тип характеризуется враждебностью, беспорядочностью, жестокостью.


Не повезло ему. Ни рук, ни ног, на приборах жизнеобеспечения, так еще и анальный характер. По-любому, это все голубая сторона силы

вторник, 17 января 2012 г.

А вот и каникулы

Кафка, письмо Оскару Поллаку


Я думаю, что мы должны читать лишь те книги, что кусают и жалят нас. Если прочитанная нами книга не потрясает нас, как удар по черепу, зачем вообще читать ее? Скажешь, что это может сделать нас счастливыми? Бог мой, да мы были бы столько же счастливы, если бы вообще не имели книг; книги, которые делают нас счастливыми, могли бы мы с легкостью написать и сами. На самом же деле нужны нам книги, которые поражают, как самое страшное из несчастий, как смерть кого-то, кого мы любим больше себя, как сознание, что мы изгнаны в леса, подальше от людей, как самоубийство. Книга должна быть топором, способным разрубить замерзшее озеро внутри нас. Я в это верю.